1.2. ДОМАШНИЕ СОБАКИ В ИХ ОТНОШЕНИЯХ С ЧЕЛОВЕКОМ

 

Собака домашняя (canis familiaris) занимает особое место в жизни человека - со времени ее одомашнивания первобытным человеком и по сей день. Именно в отношениях человека с собакой на первый план выходят психика и поведение животного, поскольку именно желательное поведение собаки и является хозяйственно полезным признаком, ради которого было одомашнено это животное. Собака, в отличие от других видов домашних животных, постоянно и тесно взаимодействует с человеком как в совместном быту, так и в производительной деятельности. При этом собака активно строит стратегии поведения, подчиненные критериям эффективности, которые определяет человек и которые не свойственны поведению животных в дикой природе. Видоспецифичные особенности и возможности собаки успешно дополняют деятельность человека.

 

В быту поведение собаки также определяется правилами и критериями, никак не обусловленными биологически, но диктуемыми видом-лидером, то есть человеком. Собака, живущая в семье, обязана, кроме того, соответствовать требованиям не только основного хозяина (например, постоянного партнера по производительной деятельности) но и членов его семьи, а также подчиняться определенным нормам поведения вне семьи, по отношению к “чужим”. И если внутри семьи могут и должны действовать нормы естественной стайной организации, то социальные отношения с “чужими” в дикой природе вообще не нормируются.

 

Общая жизнь человека и домашней собаки представляет собой нечто большее, чем симбиоз в дикой природе. Условия этих межвидовых взаимодействий, принципиально отличных от существующих в дикой природе, определяют собой важнейшее отношение: в этих взаимодействиях человек является несомненным лидером, а собака - ведомым. Тем самым выявляется “старшинство видов”, не присущее дикой природе, где ни один вид не принимает требования и критерии другого. Отношения старшинства видов определяются существенно большей приспособленностью человека к той среде, в которой протекает совместная жизнь видов. Поэтому психика домашней собаки - от глубинных основ до сиюминутных проявлений - формируется под определяющим влиянием человека, требования которого во многом противоречат видовым законам поведения. И только в тех случаях, когда человек по каким-то причинам не выполняет роли лидера в межвидовых отношениях, поведение собаки может сводиться к набору общевидовых наследуемых форм, приспособленных в онтогенезе к индивидуальным условиям жизни и опосредованных индивидуальным жизненным опытом (далее это будет описываться как дикий тип контакта).

 

По причинам социального порядка большое значение для практики приобретает не только изучение наблюдаемого поведения собак, но и его прогноз - в частности, возможность и вероятность агрессивного поведения, имеющего наиболее серьезные социальные последствия. Важнейшей составляющей этого прогноза становится осознание собакой поведения и намерений человека - не только хозяина, но и постороннего. Этот фактор никак не учитывается традиционными зоопсихологическими подходами. Требования к поведению собаки со стороны не только одного человека, а человеческого социума в целом, опосредованные действиями хозяина, также служат одним из существенных отличий собаки от других видов одомашненных животных (такого рода требования могут иногда предъявляться к кошке, но в очень ограниченном по сравнению с собакой круге ситуаций).

 

Если поведение диких животных подчинено в своем эволюционном развитии действию естественного отбора, то домашняя собака в течение многих тысячелетий подвергалась искусственному отбору со стороны человека, причем критерии отбора изначально носили чисто функциональный характер. Сознательные усилия человека, направленные на максимальное приспособление собаки к удовлетворению своих потребностей, привели к появлению нескольких сотен пород, значительно различающихся между собой по экстерьеру, полезным качествам и тем свойствам психики, на которых основано функциональное применение породы. Породное и племенное разведение, специализирующее и закрепляющее в генотипе полезные для человека признаки, сделало биологический вид canis familiaris крайне неоднородным как по внешним признакам, так и по поведенческим проявлениям. Специализация рабочих качеств разных пород использовала общевидовые фиксированные поведенческие комплексы, но уточнила и развила их по-разному.

 

Издревле основными областями применения собак считаются охота, пастьба, сторожевка, охрана. Эти функциональные области применения возникли, как можно предполагать, еще в доисторические времена. Позже, когда в человеческом обществе выделились социальные группы, различающиеся по образу жизни и по отношению к производительному труду, к рабочим обязанностям собак добавились также функции компаньона для представителей аристократии и боевые функции для военных применений. Из функций пастьбы вычленилось такое применение, как перегон скота (например, вслед за войском). В соответствии с тем или иным кругом обязанностей исторически складывались и разные группы пород собак.

 

Этот процесс уточнения специализации пород продолжается и в наши дни. Во время первой мировой войны возникла такая специализация, как собака-санитар. В двадцатом веке окончательно сформировались и закрепились применения собак в качестве спасателей, поводырей слепых, розыскников рудорозыскной и газовой служб и т.п. Буквально в последние десятилетия собаки стали широко применяться, например, на таможне для обнаружения наркотиков, алкоголя, оружия. Эти сравнительно новые виды деятельности требуют от собаки совершенно определенных психических качеств и форм поведения. Они не привели пока к созданию новых пород, а реализуются при помощи пород, сочетающих в себе необходимые качества. Однако нельзя исключить и того, что впоследствии и эти применения потребуют выведения новых пород: уже сегодня в этих целях используются метисы наиболее перспективных пород, например, метисы лабрадоров и спаниелей в Кинологической службе МВД.

 

Особым видом функционального применения собак следует считать шоу-специализацию, охватывающую практически все породы, но в каждой из них - лишь некоторую часть популяции. Карьера шоу-собаки, не меньше, чем охота или охрана, предъявляет вполне определенные требования к психическим качествам и поведению животных, но часто снижает роль бытовых и, тем более, функциональных требований.

 

Нередко специальные рабочие требования приходят в определенное противоречие с желательным поведением собаки в быту и обществе. Так, например, охотничья собака, живущая в семье, не имеет права причинять вреда другим домашним животным; охранная собака, призванная на службе враждебно относиться к посторонним, обязана спокойно впускать в дом и даже подпускать к хозяину самых разных людей - от близких друзей до водопроводчика и врача. Такие противоречия требуют от собаки совершенно нового осознания законов поведения, а психические качества, сформированные в процессе развития и воспитания, должны обеспечивать соответствие всем требованиям человека. На первый план в прикладной зоопсихологии домашней собаки выходит поэтому такое понятие, как “семейная собака”. Психика и поведение семейной собаки отвечают не столько наследственно-общевидовым, сколько искусственным и индивидуально сформированным нормам. При этом требования к поведению собаки сильно зависят от конкретной ситуации.

 

Роль человека как фактора искусственного отбора в эволюции домашней собаки привела к значительному изменению критериев выживания вида и приспособительных механизмов. Примером глубочайших изменений такого рода может служить пищедобывательное поведение домашней собаки, главным критерием которого становится удовлетворение требований хозяина (пищевая зависимость от человека).

 

Таким образом, домашняя собака как биологический вид обладает следующими основными отличиями от других видов животных (как диких, так и домашних):

  1.  

    активное участие в целенаправленной производительной деятельности человека;

  2.  

    приоритетность небиологических критериев выживания над биологическими;

  3.  

    действие функциональных критериев искусственного отбора;

  4.  

    наличие социальных требований к психике и поведению со стороны вида-лидера;

  5.  

    наличие специальных требований к поведению в стае-семье;

  6.  

    различие требований и норм в зависимости от ситуации;

  7.  

    глубинные изменения наследственных форм поведения, присущих семейству псовых в целом (вплоть до пищевого и репродуктивного поведения).

 

Отметим, что уникальные отношения собаки с человеком привели к возникновению у собаки так называемой “потребности в человеке”. С точки зрения прикладной зоопсихологии это - целый комплекс потребностей, отвечающих благополучию животного в антропогенной среде и удовлетворяемых именно в партнерстве с человеком. Собака осознает хозяина как реально действующее управляющее начало всей своей жизни, как некую высшую силу, от которой она зависима во всех аспектах своей жизнедеятельности, а главным образом - в психических и поведенческих проявлениях.

 

В рамках настоящего курса психика и поведение домашней собаки рассматриваются (и филогенетически, и онтогенетически) как результат приспособления к требованиям искусственного отбора и продукт межвидовых взаимодействий, подчиненных небиологическим критериям эффективности.

 

 

 

2. СТРУКТУРА ПСИХИКИ И ПОВЕДЕНИЕ СОБАКИ

 

2.1. ОТОБРАЖЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ О МИРЕ

 

В мозгу любого мыслящего существа отображается вся жизненно важная информация об окружающем мире, условиях обитания и правилах выживания в этих условиях. Без этой информации, хранящейся в памяти субъекта, становится невозможным выживание и приспособление к окружающей среде, составляющее биологический смысл жизни и эволюции. Состав и структура этой информации, а также характер ее отображения определяются спецификой взаимодействий с окружающим миром (живым и неживым) и особенностями психической деятельности, присущими данному виду животных.

 

Каждому из характерных взаимодействий живого существа с миром, выражающихся в его поведении, соответствует та или иная информационная структура, обеспечивающая сохранение и использование необходимых сведений, а информация этой структуры служит "сырьем" для выполнения вполне определенных операций обработки (мыслительные операции). В теории информации известны два основных механизма обработки информации - логическая обработка и ассоциативно-интуитивная обработка.

 

Логическая обработка информации базируется на явных признаках и параметрах объектов, которые могут быть заданы списком заранее, и на последовательно отображаемых пошаговых действиях, причем результат каждого действия служит входными данными (в математическом смысле - аргументами) для одной или нескольких последующих операций. При этом входные и результирующие признаки и параметры имеют смысловую и функциональную связь друг с другом и выражаются один через другой. Проводя аналогию с компьютерной обработкой информации, можно считать, что этот тип операций может быть представлен формализованным алгоритмом, а в реализации ему соответствует последовательность процедур, выполняемых поочередно. Соответственно этому логический тип мышления может быть назван процедурным. Процедурное мышление представляет собой более медленный механизм интеллектуальной деятельности, так как оно предполагает выполнение одна за другой всех необходимых мыслительных операций, без пропусков, а используемая информация вызывается из памяти большими блоками, соответствующими общим понятиям, и лишь затем уточняется и конкретизируется для данного случая. Выбор нужной информации осуществляется последовательным сравнением блоков по перечню значений признаков.

 

Ассоциативно-интуитивная обработка информации использует информацию, которая не может быть определена заранее жестким набором признаков, а значения их не обязательно упорядочены по какой-либо шкале. Используемые признаки и параметры не обладают явной смысловой и функциональной связью друг с другом и, следовательно, не выражаются друг через друга. Сами операции ассоциативно-интуитивного мышления не описываются последовательностью тех или иных шагов, а представляют собой довольно сложный, нелинейный и не всегда предсказуемый путь к желательному результату. Соответствующий тип мышления мы назовем непроцедурным. Это быстрый интеллектуальный механизм, поскольку он допускает пропуск многих операций, "сжатых" в одной ассоциативной связи. Используемая информация также не должна просматриваться последовательно, потому что поиск необходимых данных обеспечивается одной ассоциативной связью. В психологии человека результаты этого типа мышления нередко называют инсайтом (озарением).

 

В большинстве реальных процессов психической деятельности животных (не исключая человека) представлены оба этих типа мышления, в их активном взаимодействии друг с другом, а строго разделить их можно лишь теоретически. Однако роль и соотношение логических и ассоциативных операций зависит от видовых особенностей и от условий существования животного. Опираясь на характер непосредственного восприятия информации о мире, на тот тип информации, который доступен субъекту, можно выявить и приблизительно, с точностью до привлекаемых ассоциаций, описать это соотношение. Такой анализ показывает, что мышление собаки обладает существенно непроцедурным характером, в чем убеждает, в частности, исследование ее восприятия мира (природа сенсорного восприятия и роль различных органов чувств во взаимодействиях с миром), а также большое количество стандартизованных форм поведения, реализуемых в силу ассоциативной связи с изменениями среды (рефлексов). Человеку же в большей мере присуще процедурное мышление, чему соответствует специфическая морфологическая структура мозга с развитой неокорой. Это противоречие в соотношении типов мышления может приводить к недостаточному взаимопониманию собаки и хозяина, но процедурное, логическое мышление у собаки может и должно развиваться в процессе общения с человеком. Одним из средств развития процедурного мышления у животных (хотя далеко не единственным, а возможно - и не самым эффективным) является дрессировка и обучение.

 

Формирование информационной модели в целом и характер наполняющей ее информации определяется как наследственными возможностями животного, так и прижизненным развитием психики. Информация, содержащаяся в этой модели, определяет собой возможные и наиболее вероятные формы взаимодействий субъекта с окружающей средой, характер его приспособления к реальным условиям и вероятность реализации того или иного внешнего поведения. По аналогии с компьютерным представлением можно считать, что эта модель представляет собой базу данных, используемую в процессе психической и интеллектуальной деятельности.

 

В своем наиболее полном виде информационная модель реальности, существующая в памяти субъекта (Субъектная Информационная Модель - СИМ), включает семь уровней, взаимодействующих между собой, а именно:

  1.  

    фактические сведения о мире, своем реальном месте в нем и о собственном состоянии (фактографический уровень);

  2.  

    основные формы стандартных взаимодействий с окружающей средой, зафиксированные в виде врожденных и благоприобретенных поведенческих стереотипов (стереотипный уровень);

  3.  

    правила применения стереотипных форм поведения - критерии применимости, результативности и эффективности поведения в зависимости от конкретных условий (критериальный уровень);

  4.  

    отношение к событиям внутренней и внешней среды, выражающееся в эмоциях (эмоционально-модальный уровень);

  5.  

    нормы социальных взаимодействий и отношений с партнерами (социальный уровень);

  6.  

    представления о законах, по которым существует и развивается внешний мир, и способы исследования этих законов (концептуальный уровень);

  7.  

    представления о высших законах взаимодействий с миром и об ограничениях, налагаемых системой более высокого уровня (идеальный уровень).

 

 

 

Необходимо заметить, что информационные структуры каждого следующего уровня строятся на основе предыдущего, а в реальных взаимодействиях информация более высокого уровня находит свое выражение, конкретизируясь в нижележащем уровне. Каждому из уровней соответствуют свои психические состояния, однако существуют и общие, и переходные формы психической деятельности, обусловленные, например, соотношением информации соседних уровней. Упомянем при этом, что концептуальный и идеальный уровни не являются обязательными, то есть, необходимыми для выживания субъекта. Однако их развитие обеспечивает наиболее эффективное приспособление к окружающей среде, поскольку они позволяют выявить и учесть действие наиболее общих законов, конкретизирующихся в реальных событиях.

 

Наблюдения за жизнью и поведением различных животных дают нам возможность судить не только об их психических состояниях и мотивациях поведения, но и о характере информации, которой они располагают, а также о процессах обработки и преобразования этой информации, результаты которых находят свое выражение в реальных взаимодействиях с окружающим миром.

 

Опишем специфику каждого из уровней СИМ и соответствующих им мыслительных процессов.

 

Фактографический уровень СИМ содержит сведения о жизненно важных объектах, факторах и состояниях внешней и внутренней среды. Конкретная информация о реалиях среды воспринимается чувственно, а затем преобразуется в представления некоторой степени обобщения, которые запоминаются на фактографическом уровне и в дальнейшем служат эталонами и базой для сравнения при распознавании вновь воспринимаемой информации. На этом уровне представлено как процедурное, так и непроцедурное мышление. При этом сенсорное восприятие информации в наибольшей степени основывается на непроцедурном характере выполняемых действий, но результаты анализа представляются в виде и логических, и ассоциативных структур.

 

Показано [41], что все логические отношения, участвующие в информационных структурах психики, сводятся к пятнадцати парадигматическим отношениям, отображаемым в любом человеческом языке. К ним относятся:

  1.  

    контраст (противопоставление);

  2.  

    родовые отношения;

  3.  

    видовые отношения;

  4.  

    атрибутивные отношения (объект-признак);

  5.  

    агентивные отношения (предмет-действие);

  6.  

    объектные отношения (действие-предмет);

  7.  

    целое-часть;

  8.  

    часть-целое;

  9.  

    предмет-процесс;

  10.  

    предмет-материал;

  11.  

    сходство функций;

  12.  

    смежность в пространстве;

  13.  

    смежность во времени;

  14.  

    причинно-следственные отношения;

  15.  

    координация (любые ассоциативные связи между объектами).

 

Эти отношения выявляются путем сбора информации на фактографическом уровне и определяют собой все разнообразнейшие соотношения между разными объектами, явлениями и событиями в представлениях субъекта о реальности. Они используются при формализованном описании информации фактографического уровня СИМ, а отчасти - и других уровней.

 

Основным инструментом построения фактографического уровня служит аналитическое мышление, предполагающее выявление перечисленных выше парадигматических отношений и установление связей между элементами и блоками информации о мире. В ходе анализа информации решается такая важная интеллектуальная задача, как распознавание образов: выполняется сравнение элементов реально воспринимаемой информации с хранящимися в памяти эталонами, выделение дифференциальных признаков, по которым различаются объекты, а также ранжирование последних по значимости. При этом значимость информации существенно зависит от цели анализа. Результаты, получаемые в процессе аналитического мышления, ложатся в основу новых эталонов или уточняют представления, уже существовавшие ранее.

 

Стереотипный уровень СИМ содержит стандартные программы взаимодействий, обеспечивающих выживание и приспособление к условиям жизни, зафиксированные в виде стереотипных форм поведения, о возможных действиях в данной среде, описываемой содержимым фактографического уровня.

 

Элементарные структуры стереотипного уровня представляют собой блоки - "заготовки", реализующие часто повторяемое собственное поведение. Каждый из стереотипов может охватывать программы любого уровня и любой сложности - от элементарной моторики до устойчиво повторяющихся взаимодействий в социальной структуре; от мелких и однозначно определенных действий до сложных многоуровневых и вариативных программ.

 

Крайне важно отметить еще одну информационную функцию стереотипов - именно они становятся важнейшей основой прогнозирования событий, изменений, поведения партнера и результатов собственных действий. Обобщенные стереотипы, аналогично понятиям фактографического уровня, становятся основой для анализа действий субъектов, наблюдаемых во внешней среде. Отклонения от собственных поведенческих программ запоминаются, связываясь при этом с определенным субъектом. Таким образом память о действиях обеспечивает распознавание событий и ситуаций, результатом которого становится прогноз дальнейшего развития событий. Собственно прогнозирование осуществляется на следующем, критериальном уровне СИМ, поскольку оно не может реализоваться в отрыве от конкретных условий.

 

Основные мыслительные операции стереотипного уровня - это выявление причинно-следственных связей и обобщение (типизация). На этом уровне СИМ представлено логическое мышление, базирующееся главным образом на причинно-следственных связях, последовательности событий и действий во времени и результатах собственного поведения. По мере накопления субъектом жизненного опыта на стереотипном уровне образуются взаимнооднозначные связи между стимулами и реакциями, то есть, условно-рефлекторные связи. Одновременно с этим в СИМ накапливаются сведения о результативности того или иного стереотипа с точки зрения удовлетворения соответствующей потребности (что приводит, в терминах А.А.Ухтомского, к образованию доминант), а осуществляется это научением в процессе приобретения жизненного опыта. В целом можно считать, что стереотипы по ходу их формирования подлежат логическому осмыслению, но те из них, которые уже доказали свою эффективность, став доминантными, закрепляются в непроцедурном ассоциативном мышлении. Этим гарантируется возможность очень быстрого использования форм поведения, наиболее полезных для приспособления к среде. Конкретное соотношение процедурного и непроцедурного мышления существенно зависит не только от индивидуального жизненного опыта, но также от породы и функционального назначения собаки (в этом сказывается роль генетически закрепленных стереотипов).

 

Ранее существовавшие методы зоопсихологии рассматривали, как упоминалось выше, только две категории стереотипных форм поведения: этологи изучали врожденные (общевидовые) формы поведения, называемые инстинктами, тропизмами, безусловными рефлексами, а бихевиористы занимались преимущественно целенаправленным формированием условных рефлексов, желательных для человека. Необходимо, однако, иметь в виду тот факт, что стереотипные, то есть, стандартные, формы поведения не исчерпываются этими двумя категориями. В составе стереотипных форм поведения существует и третья, едва ли не самая представительная по составу, категория прижизненно формируемых приспособительных стереотипов, которые животное вырабатывает самостоятельно под влиянием реальных событий и которые не только не сформированы человеком целенаправленно, но и могут оказаться нежелательными для него. При рассмотрении и анализе реального индивидуального поведения животного именно эта категория стереотипов может оказаться ключевой.

 

Критериальный уровень СИМ содержит информацию о применимости и эффективности стереотипов поведения и правила выбора их в зависимости от внешних и внутренних условий. Этому уровню соответствуют такие мыслительные операции, как распознавание ситуаций (анализ взаимодействий с учетом обратной связи), прогнозирование событий и результатов действий, систематизация вариантов, многофакторная оптимизация и экстраполяция на основе причинно-следственных отношений. Необходимо подчеркнуть, что в отличие от стереотипов, которые частично закреплены наследственно, критерии выбора форм поведения вырабатываются только прижизненно, в соответствии с тем множеством ситуаций, в которых действует субъект.

 

Критериальный уровень СИМ, на котором отображаются связи между реальным состоянием среды и возможными в этих условиях действиями, позволяет субъекту накапливать своего рода "счетчики" в зависимости от того, насколько адекватной ситуации оказалось та или иная форма поведения, зафиксированная на стереотипном уровне. Таким образом, на критериальном уровне появляются качественно новые типы мышления - вариативное мышление (определение более чем одной формы поведения, возможной в данных условиях), комбинаторное мышление (представления о сочетаемости разных форм поведения в пределах одной ситуации и единой последовательности событий); стратегическое мышление, позволяющее субъекту построить оптимальное "дерево целей", обеспечивающих достижение желательного результата за счет тех или иных промежуточных шагов; вероятностное мышление, учитывающее степень соответствия между ситуацией и стереотипной формой поведения; прогностическое мышление, обеспечивающее предвидение развития событий и возможных результатов того или иного поведения. Процедурное и непроцедурное мышление представлены на этом уровне в разных сочетаниях, определяемых индивидуальным развитием.

 

По мере накопления индивидуального жизненного опыта на фактографическом уровне СИМ происходит последовательная типизация и стандартизация большого круга ситуаций, а следовательно, и стереотипный уровень СИМ постоянно обогащается все более сложными и вариативными стереотипными программами поведения, доказавшими свою эффективность при тех или иных обстоятельствах (сложными динамическими стереотипами поведения). Соответственно этому определяется и система критериев, используемых при выборе конкретных форм поведения, выявляются их приоритеты и сопоставительная значимость. В этом состоит принципиальная связь между первыми тремя уровнями Модели.

 

Информация первых трех уровней модели обеспечивает выживание животного в реальной среде обитания и в ситуациях, охватываемых жизненным опытом. Любой дефицит этой жизненно важной информации приводит к снижению приспособленности живого существа к внешним условиям, а значит, уменьшает вероятность благополучного выживания и воспроизведения себя в потомстве. Структуры этих трех уровней развиваются всегда, независимо от видовых особенностей и конкретных условий обитания, но наполнение их зависит от возможностей сбора информации. Поведение, поддерживаемое информацией низших уровней психики, имеет по преимуществу эгоистический характер (за исключением разве что родительского поведения, в котором смешиваются эгоистические и альтруистические мотивации).

 

Важной особенностью стайных животных является наличие существенной информации о возможных взаимодействиях с партнерами. В частности, на стереотипном уровне СИМ представлена особая категория стереотипов - это стереотипы коллективного поведения, включающие в себя не только ритуальное (коммуникативное) поведение, но и функциональные формы поведения, обеспечивающие совместное достижение той или иной цели. В естественных условиях стереотипы этой категории резко повышают эффективность выживания сообщества в целом и закладывают основы для формирования его социальной структуры, поскольку в ходе коллективного поведения определяется ответственность каждого члена сообщества и характер его действий в интересах сообщества в целом. В жизни домашней собаки стереотипы межвидового коллективного поведения, совместные с человеком, обеспечивают возможность использования собаки в полезной деятельности, а также во многом обуславливают характер отношений собаки с хозяином. Соответственно, и критерии поведения отражают не только собственные (эгоистические) интересы субъекта, но и эффективные взаимодействия внутри сообщества, а также выбор форм индивидуального поведения в зависимости от интересов сообщества в целом. Этим обеспечивается связь низших уровней Модели с высшими (от социального до идеального включительно).

 

Эмоционально-модальный уровень СИМ (от латинского modus - образ действия) содержит информацию об отношении субъекта к любому событию во внешней и внутренней среде. Специфические операции обработки информации определяются особой природой эмоциональной информации и носят ассоциативно-интуитивный характер. На этом уровне ярко выражено непроцедурное мышление, а процедурная обработка информации практически отсутствует, в связи с чем не выделяются соответствующие этому уровню интеллектуальные операции.

 

Следует иметь в виду, что информация эмоционально-модального уровня непосредственно отражает значимость для субъекта тех или иных сведений, закрепленных на других уровнях СИМ. С другой стороны, информация, не находящая отражения в эмоциях субъекта, не обладающая никакой значимостью с точки зрения его потребностей, носит сиюминутный характер и не фиксируется в СИМ, к какому бы уровню она ни относилась. Этот срединный уровень играет роль своего рода посредника, “сумматора” эгоистических и альтруистических форм поведения, в котором формируется равнодействующая всех побуждающих и сдерживающих факторов, выражающаяся в отношении субъекта к событиям. Результатом информационных преобразований четвертого уровня является окончательная мотивация поведения, определяемая эмоциональным статусом субъекта в конкретный момент. С точки зрения физиологии высшей нервной деятельности эмоции отражаются результирующим уровнем возбуждения в нервной системе, что и приводит к реальной поведенческой активности.

 

Высшие три уровня информационной модели делают возможным осознанное взаимодействие живого существа с внешним миром и другими живыми существами, а их развитие определяет собой эффективность поведенческих стратегий для всех ситуаций, не охватываемых видовыми наследственными формами поведения. Эти функции существенно повышают вероятность выживания индивидуума, в частности, за счет использования преимущественных возможностей группы. Однако, с другой стороны, условия существования в сообществе налагают определенные ограничения на поведение субъекта и могут быть противопоставлены его эгоистическим интересам. Поведение, опирающееся на высшие уровни психики, характеризуется альтруистической направленностью, и поэтому развитие высших уровней психики определяет собой ценность индивидуума для совершенствования и выживания популяции и вида в целом.

 

Социальный уровень СИМ содержит сведения об ограничениях на поведение, налагаемых сообществом, о социальных рангах и системе социальных отношений (в первую очередь - внутривидовых, а при наличии межвидовых контактов - и межвидовых). Этот уровень использует все ранее упомянутые мыслительные операции. Важнейшая роль информации социального уровня состоит в том, что она поддерживает прогноз действий партнера в той или иной ситуации, а от этого прогноза, безусловно, зависит и вероятное поведение самого субъекта.

 

На социальном уровне СИМ мыслительные операции усложняются за счет необходимости отображения не только той информации, которая касается непосредственно самого субъекта, но и создания моделей, описывающих существенные сведения о социальных партнерах. Каждая из таких моделей позволяет организовать информацию о возможном и вероятном поведении партнера (независимо от степени истинности этих представлений) в виде СИМ партнера. Социальная информация учитывает индивидуальные особенности каждого из партнеров, возможные связи и взаимодействия партнеров, а также степень влияния поведения партнера на исход событий для самого субъекта. Особо важным становится прогноз поведения партнера. В связи с этим можно говорить о развитии у социально организованных животных особого социального мышления.

 

Концептуальный уровень СИМ содержит правила исследования мира с целью извлечения новой информации о законах его функционирования. Характерным признаком информации концептуального уровня является отсутствие непосредственной сиюминутной прагматики - информация анализируется и запоминается как бы "про запас", для возможного использования в другое время и в другой ситуации. Используются все операции более низких уровней при наибольшей активности операции обобщения. На концептуальном уровне появляется также операция абстракции (использование информации в отрыве от конкретной ситуации) и особый сложный тип мышления - концептуальное мышление. Суть этого механизма состоит в группировании конкретной информации в крупные блоки и создании мыслительных категорий высокого уровня обобщения - понятий, отвлеченных от конкретных характеристик реального объекта. Эти категории связываются в системы (модели), способные уточняться за счет учета все более мелких дифференциальных признаков объектов, явлений, процессов. Целью такого уточнения является последовательное приближение абстрактных категорий к реальности для прогнозирования развития и исхода событий. Одновременно появляется возможность прогнозирования свойств, функций и связей, ранее не наблюдавшихся в реальности; впоследствии эти предположения могут проверяться при помощи экспериментального поведения. Процедурное и непроцедурное мышление представлены на концептуальном уровне в некотором сочетании, определяемом видовой спецификой и индивидуальным развитием субъекта.

 

Развитие концептуального уровня психики дает субъекту несомненные преимущества в новых, нестандартных для него ситуациях, поскольку концепты служат основой для анализа новых фактов, прогнозирования существенных факторов и построения новых, ранее не применявшихся стратегий поведения.

 

Связь концептуального уровня с социальным состоит в том, что наиболее значимым предметом для исследования становятся в первую очередь социальные отношения. Социальные концепты становятся эталонными представлениями, позволяющими прогнозировать и учитывать поведение впервые встреченного партнера. Однако это не означает, что у животных, не обладающих социальной организацией, концептуальный уровень психики не развивается - они способны к построению концептов, описывающих другие объекты и явления.

 

Главной внешней особенностью поведения, соответствующего этому уровню, является специфическое исследовательское (экспериментальное) поведение, направленное на пополнение представлений о наиболее общих видах взаимодействий в мире. В тех случаях, когда исследовательское поведение направлено на изучение поведения и реакций партнера, оно приобретает характер провокационного поведения.

 

Наблюдения подтверждают, что при достаточном развитии нижележащих уровней СИМ животное само стремится получать информацию, которая не используется непосредственно в данной ситуации и не поддерживает сиюминутное удовлетворение той или иной потребности. Так, например, собака в реальной жизни с человеком вполне может интересоваться телевизионной передачей или исследовать технические устройства. Можно предположить, что интерес к этим явлениям реальности связан с межвидовыми социальными потребностями, заставляющими собаку изучать законы поведения человека.

 

Идеальный уровень СИМ содержит представления о функционировании систем, управляющих взаимодействиями субъекта с миром. Он использует все мыслительные операции нижележащих уровней, а особо важную роль играет операция абстракции. Для собаки основным объектом идеального уровня является человек, определяющий условия ее формирования, являющийся мощным внешним фактором приспособления, а следовательно, формирующий практически все представления, фиксируемые в СИМ собаки.

 

Идеальный уровень СИМ не предполагает появления новых типов мышления; его главная особенность состоит в том, что он способен оперировать представлениями, вообще не находящими соответствий в реальности, и некими "эталонными" объектами. Так, например, объектам и субъектам могут приписываться гипотетические свойства, функции и возможности, связанные с законами более высокого порядка и выстраивающиеся в модели высшего уровня абстракции. Далеко не все гипотезы, касающиеся объектов идеального уровня, подлежат проверке в реальной жизни.

 

Можно предполагать, что собака с высокоразвитой психикой строит такие модели в отношении "Человека Вообще", поведение которого не обязательно совпадает с поведением знакомых ей людей, а отражает некоторые общие человеческие черты. Базой для формирования представлений о "Человеке Вообще" становятся фактографические сведения о поведении собственного хозяина, а затем собака сравнивает поведение других людей с этим эталоном и оценивает его по отклонениям от него. На основе такой информации собака обретает способность оценивать поведение впервые встреченного человека, принимать решения о необходимости дружелюбного, равнодушного, настороженного или агрессивного поведения по отношению к нему. Благодаря развитию идеального уровня собака способна не только оценивать реальное наблюдаемое поведение человека, но и прогнозировать его, учитывая намерения. Так, охранная собака оказывается в состоянии не просто реагировать на определенные действия человека (сложный динамический стереотип, сформированный в процессе обучения), но и выявлять "подозрительного" человека, предпринимая профилактические действия - например, не подпуская к хозяину или не позволяя вытащить из кармана руку с оружием. Наблюдения за многими собаками, обладающими большим жизненным опытом и опытом общения с людьми, подтверждают эти наши предположения.

 

В ходе развития, воспитания и обучения собаки информационные структуры каждого из уровней не могут быть сформированы без информации нижележащих структур. Так, например, без наработки стереотипных форм защиты от нападения невозможно сформировать правила их использования в реальной ситуации, а стереотипы, в свою очередь, не могут развиваться, если отсутствует фактографическая информация о характерном поведении врага. Собаке, не знающей, что человек может быть врагом и не умеющей схватить его зубами, бесполезно втолковывать, в каких случаях это следует делать.

 

При реализации поведения общая стратегия, выработанная с участием всей имеющейся информации, уточняется и доводится до реализации путем “спуска” по уровням. Общая стратегия, преимущественно принадлежащая шестому уровню, определяет собой социальные нормы, применимые в данной ситуации (“если собака вообще должна защищаться от человека, то социальные отношения таковы, что по отношению к данному человеку это вполне справедливо”). Решение, сформированное на четвертом уровне в виде эмоции, определяет собой то, какие правила третьего уровня пригодны для его реализации. Выбранные правила атаки или бегства диктуют обращение к стереотипным формам, а они после этого реализуются при помощи информации первого уровня (выбор места хватки или направления бегства и т.д.).

 

Подчеркнем, что значимость Субъектной Информационной Модели двояка. С одной стороны, она описывает представления субъекта о мире и, тем самым, определяет его собственные интеллектуальные и психические возможности и особенности. С другой стороны, знания субъекта о внешних объектах и явлениях моделируются такими же структурами. Каждый опознаваемый объект описывается, как минимум, релевантными фактами (свойствами, признаками), своими возможными функциями и действиями с ним, а также условиями реализации функций и правилами взаимодействий с ним. Как нетрудно видеть, эта информация соответствует трем первым уровням СИМ. Для объектов, способных вступать в коллективные отношения, заполняется еще и социальный уровень. Следовательно, СИМ позволяет анализировать индивидуальный процесс познания и целенаправленно управлять им. Предъявляя субъекту всю релевантную информацию в определенной моделью последовательности, мы можем регулировать формирование его представлений о мире. Это дает основания для нового подхода к обучению.

 

Таким образом, в психической деятельности животного, сопутствующей конкретному внешнему поведению, участвует вся активная информация различных уровней о себе самом и внешней среде, которая частью передается по наследству, а частью формируется в онтогенезе, посредством жизненного опыта и целенаправленного обучения (оба эти процесса получения жизненно важной информации вместе называются научением). Научение представляет собой процесс анализа результатов поведения, установления причинно-следственных связей и запоминания “хороших” (то есть, результативных и/или эффективных) вариантов поведения в тех или иных условиях. Попутно определяется совокупность внутренних и внешних факторов, существенных с точки зрения реализации поведения, а также регистрируются вероятностные оценки тех или иных отклонений от хранящихся в памяти эталонов.

 

Структура Субъектной Информационной Модели имеет еще одну критически важную функцию, в такой же мере обеспечивающую выживание, как и оптимальное собственное поведение. Это анализ воспринимаемой внешней информации, постоянно сравниваемой с эталонами, хранящимися в памяти. Мы особо отмечали эту функцию, говоря о распознавании внешних объектов и явлений, а также о прогнозировании поведения субъектов (фактографический и стереотипный уровни Модели), на которых строятся все реальные взаимодействия с внешним миром. Не менее важно и распознавание критериев действий потенциальных партнеров и их социальных ролей. Можно сказать, что "качество" Субъектной Информационной Модели, логическая организация входящих в нее представлений, полнота и согласованность всех структур, отражающих внутреннюю среду, становятся мерилом для адекватности восприятия и оценки внешней информации. Поэтому оптимальное развитие СИМ, достигаемое в ходе научения, обеспечивает адекватное и эффективное поведение в течение всей жизни животного.

 

События

Во По Вт Ср Че Пт Су
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31